Развитие экономики Узбекистана – тарифы решают все!

Ташкент, Узбекистан (UzDaily.uz) --

С приходом к власти нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева  приоритетной задачей государственной политики стало поднятие уровня жизни граждан. Естественно, что без значительного наращивания темпов развития экономики ожидать существенных результатов, как минимум наивно. Но страна столкнулась с дилеммой, от решения которой зависит успех реализации всего задуманного.

Экономика любого государства очень зависима от уровня обеспечения ее энергоресурсами. Поэтому нефтегазовую отрасль можно смело назвать фундаментальной основой для всего народного хозяйства страны. Но в последние годы она переживает не лучшие времена. В частности, при ежегодном росте экономики добыча газа в стране не только не поддерживала эти темпы, а даже несколько снижалась – за последние 10 лет почти на 5 процентов.

А ведь практически все промышленные предприятия страны работают на природном газе или электроэнергии, которая в свою очередь на 85 процентов вырабатывается на тепловых электростанциях.  А доля газа в них, как первичного энергоресурса в производстве электроэнергии, составляет почти 95 процентов. 

Эти цифры наглядно демонстрируют, какое большое значение для Узбекистана имеет развитие нефтегазового сектора в целом и уровень добычи природного газа в частности. Но «голубое топливо» необходимо не только для промышленного сектора, но и для пополнения государственной казны иностранной валютой за счет его экспорта в другие страны.

В начале прошлого года в Узбекистане была принята Программа по увеличению добычи углеводородного сырья на 2017-2021 годы стоимостью почти 4 миллиардов  долларов. Первый этап ее реализации предусматривал привлечение около 2 миллиардов долларов, в том числе 1,5 миллиарда долларов за счет за счет иностранных кредитов, 500 миллионов долларов – собственных средств АО «Узбекнефтегаз».

Большая часть инвестиций должна была пойти на бурение скважин – 1,162 миллиарда долларов. На закупку машин и оборудования планировалось затратить 301 миллионов долларов., строительно-монтажные работы – 271 миллионов долларов, капитальный ремонт скважин – 49 миллионов долларов Финансовые издержки в инвестиционный период были определены в размере 211 миллионов долларов.

Все это должно было позволить увеличить извлечения природного газа в объеме почти 6,5 миллиарда кубометров в год, из которых 3,5 миллиарда кубометров планировалось экспортировать. Но, например, в прошлом году общая добыча газа в Узбекистане составила чуть более 56,4 миллиарда кубометров., а прирост всего лишь 0,5 процента.

В конце января 2018 года глава государства на совещании по вопросам эффективности проводимых геологоразведочных работ и добычи углеводородного сырья, отметил, что прогноз по добыче природного газа и производству нефтяной продукции на 2017 год не был выполнен вследствие отсутствия должного роста запасов. Это же касается и  объемов буровых работ в процессе геологоразведки, которые выполнены только на 77 процентов от запланированных.

По словам президента, еще хуже дело обстояло с эксплуатационными буровыми работами, выполненными всего лишь на 49 процентов, а прогноз по количеству строительства скважин был реализован только на 53 процента.

Но винить только энергетиков в этом нельзя. Одной из насущных проблем, с которыми они сталкиваются – это существенный рост себестоимость добычи природного газа. Ведь, если на начальном этапе разработки месторождений пластовое давление газа составляло 400-500 атм., то на сегодняшний день в эксплуатируемых месторождениях пластовое давление газа в среднем составляет 25-40 атм. А для подготовки и подачи природного газа в газотранспортную систему необходимо давление не менее 75 атм.

Именно поэтому с 2000 по 2017 годы АО «Узбекнефтегаз» вынужден был построить 16 дожимных компрессорных станций (ДКС) с 66 агрегатами, которые помогают поддерживать необходимый уровень давления подачи природного газа на месторождениях. Мера вынужденная, но они привела к росту себестоимости добычи природного газа, с 3,16 долларов на 1 тысячу кубических метров в 2000, до 20 долларов в 2018 году.

В то же время тарифы для внутреннего потребления газа промышленными предприятиями, а также цены не электроэнергию, которая, как мы уже говорили, выше, в довольно значительных объемах вырабатываются на том же газе, никак не синхронизированы с ростом его себестоимости.

Вот тут то и возникает дилемма. Ведь если цены на энергоресурсы адаптировать к затратам на их производство может подняться волна недовольства. Причем не только со стороны бизнес сообщества, но и со стороны населения. Ведь они в любом случае являются конечными потребителями любого производственного цикла. А увеличение тарифов на энергоресурсы естественно приведет к удорожанию потребляемой продукции.

С другой стороны если рост стоимости энергообеспечения будет как и прежде отставать от темпов роста их себестоимости, то предприятия нефтегазовой отрасли не только не смогут дыбиться существенного улучшения производственных показателей, но и продолжат снижать свою инвестиционную привлекательность. А ведь ни один инвестор не будет вкладывать деньги в проекты, которые не принесут хорошей и стабильной прибыли.

Помимо этого не стоит забывать и том, что запасы углеводородного сырья не бесконечны и с их истощением уже начали сталкиваться многие члены «клуба добытчиков». А так как Узбекистану природа не дала каких-то  исключительных привилегий, то ему просто необходимо уделять особое внимание к рациональному использованию энергоресурсов.

Все это вместе взятое придают решению  вышеобозначенной дилеммы «поднимать тарифы на энергоресурсы или нет» особый статус, можно даже сказать «ключевой» для развития экономики в целом и соответственно для поднятия уровня благосостояния граждан.

 

Telegram
Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.