Новый рынок – новые требования: банкам Узбекистана придется учиться оценивать риски

Ташкент, Узбекистан (UzDaily.uz) -- С вступлением Шавката Мирзиёева в должность Президента Узбекистана в стране начался ряд реформ, затронувших самые разные сферы – от работы госаппарата до отрасли шелководства. Естественно, что в фокусе внимания оказалась и банковская система: если раньше она жестко контролировалась государством, то теперь взят заметный курс на либерализацию. По сути, в своем рыночном варианте она только начинает формироваться, и у страны есть отличная возможность избежать тех ошибок и кризисов, через которые некогда прошли другие страны СНГ – в первую очередь Россия и Казахстан. На что банкам Узбекистана в свете новой политики стоит обратить внимание в переходный период?

 

Дешевые кредиты могут обойтись дорого

Прошлым летом банковская система Узбекистана пережила переломный момент. Ставка рефинансирования была поднята более чем в полтора раза – с 9% до 14%. В любой другой стране такой резкий скачок привел бы к резкому ограничению объемов выдаваемых кредитов, поскольку ставка рефинансирования – это процент, под который ЦБ кредитует коммерческие банки, и, соответственно, те выдают кредиты заемщикам по еще более высоким ставкам. Однако на практике до сих пор в Узбекистане эта схема не работала – с одной стороны, коммерческие банки не могли получать кредиты у государства по ставке рефинансирования, то есть эта цифра в отношениях между ЦБ и коммерческими банками была не более чем номинальной. С другой – она переставала быть таковой в отношениях между банками и их заемщиками: кредитные организации были обязаны ориентироваться на ставку рефинансирования при выдаче кредитов, зачастую работая себе в убыток.

Поскольку банкам в таких условиях было необходимо как-то выживать, в стране до сих пор были крайне жесткие условия для выдачи кредитов – кредитные заявки приходилось рассматривать индивидуально, обязательным требованием был имущественный залог, не было возможности получить микрозаймы и т.д. Часть этих условий остается в силе до сих пор, однако резкое увеличение кредитной ставки стало важным шагом к либерализации банковской системы и оздоровлению экономики в целом – конечно, в краткосрочной перспективе этот шаг вызовет определенную нагрузку как на БВУ, так и на их клиентов: кредиты станут дороже, и клиенты отнюдь не побегут за ними в банки. Однако в долгосрочной перспективе стоит ожидать улучшения ситуации.

Так, например, повышение стоимости кредита позволит банкам отказаться от обязательного требования залога, которое до сих пор было одним из основных тормозов в развитии системы кредитования как бизнеса, так и физических лиц. В январе 2018 года Центр изучения общественного мнения «Ижтимоий фикр» опубликовал итоги опроса, призванного выяснить, какие проблемы мешают работе предпринимателей Узбекистана. В опросе приняли участие 1100 предпринимателей из всех регионов страны, работающих в разных сферах и представляющих бизнес разного уровня – от ИП до АО. Результаты исследования показали, что ключевая проблема, мешающая росту бизнеса – невозможность получения кредита без залогового имущества: ее назвали 37,6% респондентов. Эта причина заняла в рейтинге негативных факторов для развития предпринимательства с большим отрывом – на втором месте с показателем 10% стоят высокие налоги. Кроме того, в ходе опроса неоднократно называлась такая проблема, как неэффективность использования кредитов и отсутствие гарантии возврата полученного кредита.

Ситуация уже начала меняться – с 2018 года в результате поправок к закону «О Центральном банке республики» стала возможна выдача беззалоговых кредитов. Кроме того, развивается направление микрокредитов, а также стало возможным кредитование онлайн через систему мобильных банковских приложений. Появляются и новые продукты, стандартные для развитых рыночных экономик, но новые для Узбекистана, например, кредитные банковские карты с овердрафтом. Но к этим нововведениям и изменениям нужно подходить взвешенно и технологично, с учетом рисков. Ведь от умения оценивать и прогнозировать риски и принимать в соответствии с ними решения напрямую зависит, сможет ли банк выжить в новых условиях. И здесь могут помочь передовые аналитические инструменты, которые успешно используются в банках всего мира.

 

От ручной оценки – к скорингу

Кредиты – один из основных источников доходов банка, но это правило выполняется лишь в том случае, если заемщик окажется добросовестным. Отказ от имущественного залога откроет доступ к кредитам новым клиентам, и здесь банку очень важно уметь оценить, какова вероятность, что заемщик сможет вернуть долг и планирует ли он вообще выполнять свои обязательства.

Где возникают риски? Кредитование базируется на четырех основных принципах – это срочность (кредит выдается на определенный срок), платность (деньги выдаются под процент), возвратность (предполагается, что кредит будет возвращен) и гарантированность (подразумевается, что кредитоспособность заемщика оценена правильно). И если с первыми двумя принципами все понятно, то два последних сопряжены с рисками напрямую.

Сегодня вероятность возвратности кредита в Узбекистане рассчитывается в ручном режиме – индивидуально для каждого клиента по очень сложной схеме. Если в ситуации, когда кредитов выдается относительно немного, с такой схемой еще можно как-то жить, то с ростом объемов кредитования она станет серьезным тормозом. И произойдет это уже в ближайшее время – реформы в банковской сфере уже сейчас привели к заметному росту объемов кредитования. Так, по данным на 1 июля 2018 года, опубликованным ЦБ, коммерческие банки выдали кредиты на сумму более чем 134 трлн сум, что практически в два раза больше, чем годом ранее – на 1 июля 2017 года этот показатель составлял 69,9 трлн сум.

Увеличение объемов кредитования, которое, несомненно, будет продолжаться, приводит к необходимости усовершенствовать процессы, связанные с оценкой платежеспособности заемщика. На нее могут влиять сотни факторов – от состояния экономики и влияния стихийных бедствий до состояния здоровья кредитуемого, изменения семейного статуса, смены работы и т.п. Чем точнее банк сможет оценить все эти факторы, тем выше будет его уверенность в том, что потенциальный заемщик вернет кредит (и тогда деньги будут выданы) – или же в обратном (и тогда решением станет отказ в кредите).

Сейчас в Узбекистане такие решения принимают эксперты, и по мере роста объемов кредитования таких экспертов все больше будет не хватать. Уже в ближайшем будущем возникнет реальная необходимость внедрять профессиональные аналитические ИТ-решения, которые ускоряют и упрощают выдачу кредитов, одновременно помогая банкам повысить качество кредитного портфеля. Такие инструменты способны применять аналитические алгоритмы для учета тысяч различных параметров вплоть до мельчайших подробностей кредитной истории. И хотя само понятие кредитной истории для Узбекистана тоже пока в новинку, эта ситуация тоже меняется – в мае 2018 года в стране было заключено первое соглашение по обмену кредитной информацией между двумя финансовыми организациями.

При наличии специализированного скорингового решения участие руководителей или высококвалифицированных банковских аналитиков в принятии решения о выдаче кредита сведено к минимуму, а сам процесс принятия решения занимает предельно мало времени. Например, кредитный конвейер, построенный на базе Real-Time Decision Manager, сокращает срок принятия решения до нескольких минут, а количество ежедневно рассматриваемых заявок может исчисляться тысячами. Это позволяет банкам проводить эффективный мониторинг кредитного портфеля, избегать потерь и повышать устойчивость, надежность и конкурентоспособность.

Опыт соседних стран показывает, что банкам такие меры остро необходимы – например, в Казахстане, по данным ranking.kz на конец марта 2018 года, объем токсичных займов с просрочкой платежей свыше 90 дней за последний год вырос сразу на 13,6% и составил 159,9 млрд тенге, хотя до этого показатель сокращался три года подряд. Стоит отметить, что проблема токсичных кредитов всегда была одной из самых актуальных для Казахстана, и Нацбанк страны в последние годы проводил достаточно жесткую политику, в результате которой удалось добиться определенных успехов. Однако системная работа с кредитными рисками в казахстанских банках все еще остается на очень низком уровне, и приведенные цифры – результат такого подхода: временные директивные меры исчерпали себя, и процент токсичных займов резко пополз вверх. Кроме того, Нацбанк РК признает, что на самом деле эти цифры еще выше: банки предоставляют заниженную отчетность, и регулятор ничего не может с этим сделать.

В свою очередь, в России, где уровень системной работы с кредитными рисками выше, чем в Казахстане, а соответствующие аналитические инструменты внедряются гораздо активнее, мы видим обратную ситуацию: там доля токсичных кредитов с просроченными платежами свыше 90 дней, по данным ЦБ РФ, стабильно снижалась в течение всего 2017 года: если в январе она составляла 9,3%, то к декабрю уже 7,8%. Тенденция продолжается и в 2018 году: в апреле доля была равна 7,1%. Эти цифры наглядно показывают, насколько успешно передовые аналитические технологии помогают финансовым организациям управлять рисками, и в самое ближайшее время для банков Узбекистана они тоже станут необходимым условием обеспечения стабильности и прибыльности в ситуации рыночной экономики.

Андрей Суставов,

генеральный директор SAS Казахстан

Telegram
Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.